Чтобы стать литературным героем

Читая «Баскервильскую мистерию» Даниэля Клугера, наткнулся на интересный факт. Оказывается, Шерлок Холмс – единственный литературный персонаж, с которым вели переписку самые настоящие реальные люди. Вот это, говоря современным языком, «раскрутка». Мне кажется, вряд ли прототип Холмса смог бы достичь таких высот популярности. А ведь именно с реального человека начинается история (для точности выражения опять обращаемся к современному словарю) брэнда под названием «Шерлок Холмс».

И дело даже вовсе не в популярности, интересно другое: кто из этих двоих – литературный герой и настоящий человек – более реален на сегодняшний день?

И ведь много же литературных героев перешагнули своих прототипов. Один Карлсон чего стоит. Услышав это имя, вряд ли кто-то подумает о муже Астрид Линдгрен (а ведь именно с него и писался этот толстенький озорник с пропеллером за спиной). Да уже и мало кто знает имя это – Астрид Линдгрен, а с Карлсоном очень хорошо знакомы все, от мала до велика, на всех континентах и в каждом доме. Вот это рейтинг, куда уж там всяким Жириновским и Абрамовичам.

Вот к какой славе надо стремиться. Например, знаменитая грудь Памелы Андерсон с каждым днем все меньше волнует умы и скоро уже ее будут помнить лишь выжившие из ума старперы. Скажете, такое бывают с любой известной звездой? Но ведь булгаковская Маргарита (несмотря на свой уже такой солидный возраст) наоборот все больше интригует и привлекает внимание, и популярность ее (и соответственно количество поклонников) с каждым днем только растет и заметьте – даже прожив целую жизнь, вряд ли кто-то из обожателей Маргариты разочаруется в ней. Ну а то, что Маргарита всегда будет молода и прекрасна и говорить нечего. Не каждый, конечно, согласится быть Мастером, но мне кажется ни один представитель мужского рода (от 8 до 88) не останется равнодушным к этой леди…

Однако не так просто попасть на страницы какого-либо произведения (или оказаться на холсте художника). Гораздо сложнее, чем пройти фэйс-контроль какой-нибудь ультрасовременной вечеринки. Там такие суровые стражи, что даже мэтры искусства стараются лишний раз мимо них не ходить. Куда уж там обычным смертным.

Линор Горалик и Сергей Кузнецов с произведении «Net/нет» рисуют недалекое будущее, где современный кинематограф обзаводится интересным изобретением, названным авторами «бионом». Благодаря этому биону зритель может воспринимать не только визуальную картинку, но и испытать эмоции героев фильма. Понятно, что с этим изобретением герои нашего с вами кинематографа оказываются просто моральными уродами, ведь бионному кино нужны не огромные бицепсы, попы и прочие части тела, почему-то вызывающие восторг публики и даже не смазливые мордашки современных красавиц и красавцев, а люди, умеющие по настоящему ярко и живо реагировать на окружающий мир. Таких людей найти гораздо сложнее. Не говоря уж о том, сколь малый процент из них способен воплотиться в роль.

Однако вернемся к настоящему. И пока писатели пророчат нам интересное будущее, действительно живые и яркие люди попадают под наблюдательные взгляды литераторов, художников и прочих творческих личностей и благодаря буйной их фантазии становятся бессмертными персонажами.

Какими же критериями руководствуются создатели бессмертного? Какими талантами необходимо обладать, чтобы заинтересовать всевозможных творцов? Как привлечь внимание ценителей искусства?

Ответить на этот вопрос легко: нужно просто быть собой. Ведь каждый человек, как говорится, - это целая вселенная. А какая вселенная не волнует умы? Только мертвая. А пока человек жив, жива и его вселенная. Ну, если он действительно еще жив.

Человек с самого рождения получает Великий дар – свою уникальность, единственность и неповторимость. И вот вместо того, чтобы открывать свои непознаваемые возможности, расти и развиваться, люди почему-то пытаются загубить в себе эту «искру» и стать такими как все, а точнее как некоторые представители рода людского, которые (заметьте!) очень часто даже вряд ли достойны подражания. Не говоря уж о том, что любая копия, даже самая совершенная, все равно будет хуже оригинала.

Так почему-то жить проще. Многим так кажется. Хотя и это – абсолютная неправда. Проще – никогда не бывает. Нужно сразу и бесповоротно развеять этот глупый миф. Чем дальше – тем сложнее. В любом случае. Если это так – значит вы еще живы и двигаетесь в правильном направлении. Если же вдруг наоборот – полегчало, будьте внимательны, может вы уже умерли.

Ссылка на классика. Милорад Павич в одном из своих произведений пишет: «Если с каждым днем все страшнее, значит вы идете правильно» (вольная цитата).

Но те не менее, при всем вышесказанном, это великое счастье – быть живым. Жаль, что понять это можно, только уже умерев или находясь на грани жизни и смерти. Именно поэтому сейчас в моде экстремальные виды спорта. Чтобы быть, так сказать, на этой самой грани. А значит, чувствовать себя живым и соответственно счастливым.

Очень интересную мысль высказывает Елена Сабурова. По одной из версий, Бог дал человеку на всю жизнь лишь один час счастья. И дело даже не в том, что этого часа бесконечно мало. Страшно другое: большинство людей этот свой час просто-напросто «просрали» (прощу прощения за грубость, но лучше и не скажешь). Вот это действительно ужасно. Не дай Бог…

То есть, дорогой читатель, все очень просто и бесконечно сложно – нужно просто быть живым. Вот это действительно настоящее искусство. А настоящее искусство не может быть не оценено по достоинству. Особенно его служителями.

Haali.

Читать еще:

 • Заветное желание

 • Как нужно писать роман. Десять правил. Памятка писателю

 • Берегите слово

 • В пустоту 

Сейчас в журнале читают: 

Человек из прошлого

В пустоту